Мария Магдалина “О чудесах, которые сотворил Йешуа”

МАРИЯ МАГДАЛИНА

Когда я встретила Йешуа, он уже творил чудеса.

Я должна была помочь ему усилить его Ка для последней Инициации через портал смерти – посвящения Великого Бога Гора. Как я уже говорила, для этого мы практиковали Сексуальную Магию Изиды и Алхимию Гора.

Из всех чудес, которые Йешуа сотворил у меня на глазах, мне дороже всего чудо хлебов и рыб.

Тот день был очень долгим и жарким. Апостолы, Мария и я, как всегда, следовали за Мастером. Собралась очень большая толпа, внимательно слушавшая каждое слово Йешуа. Мы все были захвачены его ви?дением мира и поражены выразительностью его речи.

Казалось, на несколько часов мы перенеслись прямо в рай, и я заметила, что Ка Йешуа увеличилось, чтобы включить в себя всех присутствовавших. Для меня это был еще один знак.

Когда он закончил говорить, день уже клонился к вечеру, и, исполнившись сострадания к внимавшим ему людям, понимая, что дорога домой займет у них много времени, он попросил собрать и разделить еду.

Ученики, Мария и я, а также некоторые люди из толпы, начали собирать еду.

Но когда все было собрано, оказалось, что этого на всех не хватит: у нас было лишь несколько рыбок и маленьких хлебов.

И тогда я стала свидетельницей примечательного события.

Йешуа погрузился в себя и закрыл глаза. Я ощущала напряженность его молитвы, хотя и не слышала слов. Я увидела поток света, шедший по всей высоте его Джед, от основания позвоночника к макушке головы, направленный вверх через корону, в Ба, Божественную Душу. Вскоре энергия опустилась, как будто в ответ на его просьбу; он простер руки над двумя небольшими корзинами и начал раздавать хлеба и рыбы, разламывая их на куски и оделяя каждого из присутствующих.

Это было замечательно; более тысячи человек были накормлены, а хлеба и рыбы не кончались. Накормив толпу, Йешуа дал еду и своим ученикам, Марии и мне. Этот хлеб был самым сладким, а рыбы – самыми вкусными, какие мне доводилось пробовать.

Чудеса естественны для Мастера такого уровня как Йешуа, и с точки зрения Посвященного, их может творить любой, кто совершает необходимые практики.

Йешуа часто говорил: «Я и мой Отец едины». Позже эта фраза была неверно истолкована. С точки зрения Посвященного «Отец» – это просто другое название Духа. Этим Йешуа отмечал, что он слился со своим Духом, а именно так совершаются чудеса.

Он постоянно колебался между двумя идеями, которые Евангелия впоследствии истолковали по-своему.

Йешуа иногда говорил: «Я и мой Отец едины». А в другой раз он говорил: «Без моего Отца я ничего не могу». Так бывает в процессе Посвящения, когда Посвещенный колеблется между убежденностью в своей связи с Духовным Источником и состоянием, когда он понимает, что он – ничто, и ничего не может без Духа.

Одно состояние ума несет в себе ощущение всемогущества, а другое – ощущение беспомощности. Посвященный должен пройти между ними. То, что Йешуа несколько раз использовал эти фразы, означало для меня как Посвященной, что он столкнулся с этим парадоксом.

С этим парадоксом в сознании он жил до Гефсиманского Сада. Перед уходом в Сад он пришел ко мне, и мы практиковали Четыре Змеи в последний раз. Наше свидание было насыщенным, ибо мы оба знали, что час близится.

Сила, высвобожденная этой практикой при нашем последнем свидании, мощно зарядила тело Ка Йешуа, и оно засияло убеждением, которое он сохранил до последних минут своей жизни, что позволило ему пройти сквозь смерть. Но до этого он часто проводил время… мне сложно подобрать верные слова… в чем-то вроде самопроверки.

Мария Магдалина.

(продолжение следует)

Источник: http://channelingvsem.com/category/manuskript-marii-magdaliny/

Публикация: http://channelingvsem.com/

Views: 80

Поделитесь записью в соц. сетях
Subscribe
Уведомлять о:
guest

1 Комментарий
новейший
давнишний наибольшее голосов
Inline Feedbacks
View all comments
taheeas
7 лет назад

Благодарю!

1
0
Would love your thoughts, please comment.x