Умейте сострадать и благодарить, проявляйте поток Доброй Воли.

Выдержки из книги
«Братство Северной Шамбалы — Книга Учителей»

Сострадание есть непрекращающийся поток Доброй Воли, воспитанной на осознавании Бессмертия всей Жизни, всего Сущего.

Я хочу продолжить один из моих рассказов, который постоянно будет дополняться со временем, Я не могу рассказать его сразу, целиком… Вероятно потому, что ещё сам не знаю, с чего начнётся следующая его страница, и на чём она прервётся. Какое он имеет отношение к самой книге, и вообще, почему он здесь?
Голоса героев, как бы сквозь толщу лет долетают до моего сознания, и я начинаю писать о происходящих с ними событиях. Но тонкое звучание так часто прерывается тем, что я отвлекаюсь на настоящее, на грохочущее и безумствующее настоящее, которое грубо вмешивается и заслоняет собою свет серебряной нити…

Друзья спросили у Оран-бека: “Когда же ты собираешься отправляться в путь на поиски священного города?”

Оран-бек ответил: “Я ищу Учителя, который бы мне ответил, где его искать, и тогда я буду знать наверняка… Когда же я найду своего Учителя, тогда мне не придётся спрашивать каждого встречного, в какую сторону мне ехать”.

Прошло несколько лет. Оран-бек побывал во многих опасных путешествиях, но мысль об Учителе не покидала его. Но нигде он не нашёл даже учеников Учителя. “Почему, — думал Оран-бек, — я не могу найти ни Учителя, ни учеников его? Неужели прошло время, когда они рождались? И из всех Учителей, которых я знаю по священным книгам, последний приходил лет двести назад. Но ведь должны остаться ученики тех великих Учителей?”

“Эй, почтеннейший!” — вдруг кто-то окликнул его, и Оран-бек, вздрогнув от неожиданности, осадил коня и чуть не оказался на земле, выброшенным из седла,—так заволновалось животное… Перед ним стоял по виду ремесленник, может быть плетельщик корзин, или плотник, так как на плече этого человека висела большая дорожная сумка, а из сумки виднелись деревянные ручки инструмента. Люди, следовавшие за Оран-беком, остановились и положили руки на рукоятки мечей. Незнакомец засмеялся и показал пальцем на стражников. “Твои воины так сильны, что думать о друзьях у них нет никаких возможностей, и потому везде их встречают враги”.

“Что тебе нужно?” — спросил его Оран-бек.

“Хочу предложить тебе одну сущую безделицу”, — ответил незнакомец и, вытащив что-то из своей дорожной сумки, протянул ему.

Оран-бек взял в руки протянутый предмет и увидел, что это обыкновенный камень, может быть когда-то поднятый с дороги, и теперь от долгого нахождения в сумке он даже отполировался в некоторых местах.
Оран-бек нахмурился. Ему было не до шуток. Он подумал: “Этого мастера всяких шуток надо огреть плёткой, и посильнее, чтобы впредь знал, как насмехаться над людьми”. И он уже хотел было исполнить свою мысль, как вдруг незнакомец, словно угадывая его намерение, сказал: “Мысли людей не длиннее плётки и не дальше плуга идут, и оттого, наверное, процветает вокруг вражда и ненависть их друг к другу. А ты как думаешь?” — и он обратился с этим вопросом к Оран-беку. Оран-бек был застигнут врасплох, и застыл от неожиданного вопроса.

“Я? — переспросил он. — Что я думаю?”

“Да-да, ты, — подбодрил его незнакомец, — ты думаешь, как бы меня огреть, да посильнее. Я подарил тебе камень, но сделал это от чистого Сердца, но ты не знаешь историю этого камня, и для тебя он — просто камень, просто булыжник с пыльной дороги, подобранный мною. Ты бы обрадовался больше, если бы я протянул тебе золотой перстень с алмазом, и всё твоё внимание поглотилось бы драгоценным перстнем, и Сердце прилепилось бы к нему. А я оставил твоё Сердце свободным, и если я тебе буду нужен, ты найдёшь меня в городе. Только спроси — где найти Мастера, — и тебе покажут дорогу”.

И незнакомец, зашагал прочь, оставив озадаченного Оран-бека размышлять над происшедшим событием. Через некоторое время Оран-бек нашёл незнакомца на базарной площади, торгующего плетёными корзинами.

“Ты торгуешь корзинами?” — спросил он.

“Да, — ответил тот и спросил в свою очередь Оран-бека, — а ты что делаешь?”

Оран-бек не знал, как ответить на этот вопрос.
“У меня большой дом”, — сказал он.

Незнакомец кивнул и продал корзину подошедшему покупателю. “Я занимаюсь поставками, и у меня есть земли”, — продолжил Оран-бек.

Незнакомец опять кивнул и продал ещё одну корзину.
“Сегодня — хороший день, — сказал он весело. — Пока ты думал, что же мне ответить, я продал две корзины”.

“Не вижу никакой связи, — нахмурился Оран-бек. — При чём тут твои корзины, и какое отношение к ним имею я”.

“На первый взгляд — никакого, — подтвердил плетельщик, — но они связаны на совесть, крепки и в ходу”.

И он замолчал, рассчитываясь с очередным покупателем. Оран-бек удивился. Он стоял всего лишь несколько минут рядом с плетельщиком, а продано было уже с полдюжины изделий.

“Его корзины пользуются спросом, — подумал он. — Верно, он хороший мастер, но я никак не пойму, что меня к нему привело, не покупать же корзины!”

“Конечно, нет”, — вдруг сказал незнакомец и засмеялся.

Оран-бек вздрогнул от неожиданности.

“Ты, верно, думаешь, — сказал мастер-плетельщик, — что тебя привело ко мне, не покупать же корзины?”

“Как ты можешь угадывать мысли?” — спросил Оран-бек.

“Они написаны на твоём лице”, — ответил плетельщик.

Оран-бек машинально дотронулся рукой до своего лица, но тут же отдёрнул руку, сожалея, что попался на такой трюк.

Но мастер не обратил внимания на движение его руки и продолжил: “Много можно узнать о человеке, если наблюдать за его лицом внимательно, но люди невнимательны друг к другу и редко смотрят друг другу в глаза, из-за страха быть узнанными”.

Оран-бек внимательно посмотрел на плетельщика, и вдруг его ударило словно молнией. Ему стало жарко от одной только мысли, что он нашёл именно того человека, которого так долго искал. Но может ли такое быть! Обыкновенный плетельщик корзин? Учитель для него был всё равно, что народный правитель и вождь, всегда окружённый почитаемыми учениками. Здесь же, перед ним, стоял просто… Оран-бек раздосадованный от собственных мыслей покинул рыночную площадь и долго находился в душевных муках, не разговаривая ни с кем. Он продолжительное время не выходил из дому, оставив все свои дела по землевладению. Бросив пригоршню песка в реку, Оран-бек тоскливо посмотрел на расходящиеся волны и зажмурил глаза. Земной мир исчез, и только слух и ощущения остались соединять его с ним. “А если заткнуть и уши?” — подумал он и стал искать по сторонам что-либо, позволяющее ему это сделать.
Но не найдя ничего поблизости он решил просто заткнуть их пальцами. Он сделал это. Он закрыл глаза и заткнул уши пальцами. Но этого ему показалось мало, и тогда он лёг на спину. И как будто бы откуда-то издалека до него донеся голос: “За всё то время, что прошло с нашей последней встречи, я сделал и продал огромную кучу своих корзин, а ты забросил все свои дела и думаешь исчезнуть из этого мира?” Оран-бек не поверил, что только что услышал. Он резко сел и огляделся по сторонам. Вдоль берега реки шёл человек, но солнце загораживало зрение, и невозможно было разглядеть, кто идёт…

Я смеюсь, сын Мой. Где ты увидел горе, и где вы увидели, друзья Мои, несчастье? Несчастье, когда люди, не щадя Сердце своё, обрекают себя на ненависть и, убивая друг в друге Любовь, медленно поднимаются на эшафот. Но знаем, как на плаху поднимались Сердца, наполненные Любовью к своим палачам. Не имеет значения то, что в жизни считается наиболее важным и наиболее насущным для выживания тела. Самое важное в человеке — это душа, и самое драгоценное в человеке — это Сердце. Не наполнить Сердце ненавистью и не поранить человеческую душу предательством самой Любви, считаю особо важным, когда по всей земле развито человеконенавистничество.

Я смотрю на своих детей и радуюсь. Дети Мои, ваши пути — пути Любви, и если вы хотите по-настоящему Любить, и по-настоящему быть преданными Любви, то умейте сохранить её в любых условиях, как бы вам тяжело ни было, как бы жизнь ни давила, и что бы вам ни предлагали взамен. Всё, что даётся и предлагается взамен Любви, ведёт к смерти самой духовной вашей природы. Если бы люди расставались в Любви, само понятие расставания перестало бы существовать. Расставания исчезают, их нет, отсутствует сама болезнь, которая пододвигает людей на расставания друг с другом.

Можете посчитать все симптомы самой болезни при расставании. Это диагноз мёртвого человека — отсутствие Любви. А это драгоценный эликсир самой жизни. И если отсутствует Любовь, значит, отсутствует и сама жизнь. Ваши земные расставания в ненависти и в неприязни друг к другу — это кладбище, это дорога в никуда, это путь, где самым лучшим лекарством люди предпочитают забвение. Забыть всё — это невозможно. Сердце не может забыть всё. Оно преданно хранит все лучшие Огни, всё то лучшее, что могла дать Душа человека человеку, миру, земле, людям…

Я понимаю, как трудно. Земная мера тяжела. Но если жизнь свою мерить земною мерою, то немного останется для самой жизни времени, время так беспощадно и неумолимо… Ваша мера должна быть невесома, ваше время… Кто-то уже спрашивает: “Когда же наступит время Любви?” Спросим и его — неужто в ненависти всё своё время проводите?

Так дорога каждая капля жизни, жизни, чьё имя — Любовь. Сердца, чьё имя — Благодарность.
Благодарность. Умейте благодарить даже за нанесённые вам раны.

Источник: http://channelingvsem.com/tag/probuzhdenie-k-istine/

Публикация: http://channelingvsem.com/

Дорогие Друзья, поделитесь своими мыслями, выскажите СВОЕ мнение! Ждём Ваших комментариев и обсуждения данной темы. Это поможет всем нам развитию нашего мышления и раскрытию сердечного пространства.

Просмотров: 131

Поделитесь записью в соц. сетях
Subscribe
Уведомлять о:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x